Российский союз молодых ученых
Главная
О союзе
Деятельность
Информация
Регионы
Контакты

Рассылка

Для подписки на рассылку обновлений сайта введите e-mail и нажмите Ok, для отписки – Отмена.

E-mail:

Партнеры

Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Общественная палата Российской Федерации

Copyright

Все права защищены и охраняются законом.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на rosmu.ru обязательна!

© Российский союз молодых ученых, 2005-2024.

Rambler's Top100


09:05
26
мая
Координационный совет по делам молодёжи в научной и образовательной сферах
Поиск:

Сделать стартовой | Добавить в избранное

Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации
Концепция технологического развития Российской Федерации до 2030 года

Главная
Версия для печати
Диплом доктора наук, фотография с сайта http://www.faito.ru/
Диплом доктора наук, фотография с сайта http://www.faito.ru/

Другие материалы

15.03.2011
Молодежная политика в сфере науки

07.11.2010
"Интерес к науке на данном этапе моей профессиональной и учебной деятельности только усиливается, постоянно открываются новые возможности и стороны науки. Все это привлекает еще больше"

03.11.2010
Российские государственные вузы: индексы качества приема – 2010

01.11.2010
"Организуя международные научно-образовательные стажировки, посещая различные профильные конференции, по долгу службы изучая опыт управленческой составляющей научных исследований, было невозможно оказаться в стороне от прикладной научной деятельности"

27.10.2010
"У меня всегда была тяга к общественным наукам, поэтому по окончанию университета поступил в аспирантуру по социологической специализации"


01.07.2007

ВАК – реформатор или формалист?

Авторы: Шадурский Владимир Вячеславович, к.филол.н., доцент Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого; Азбель Александр Юльевич, к.ф.-м.н., член Российского союза молодых ученых, Заместитель директора по научной работе "Конкурсного центра фундаментального естествознания" (Санкт-Петербург).

Когда два года назад Правительство заговорило о повышении заработной платы работникам НИИ и вузов, то их рядовые сотрудники постеснялись спросить, что с них причитается взамен. Самые проницательные поняли, что это дело возьмет под свой контроль ВАК – через устрожение требований к обретению степеней и званий. Не всем верилось. Но факты лишили иллюзий: вузовские преподаватели, приободренные повышением надбавок за степень, получили "подарки" в виде изменений к постановлениям Правительства о порядке присвоения ученых степеней и званий (№ 226, 227 от 20.04.2006), такие же подарки ожидали и работников научных организаций.

Итак, ВАК стремится к наведению порядка и установлению дисциплины – чего же лучше для гармонизации отношений ученых и власти? Но как это происходит на деле?

В мгновение ока появилось новое Положение о совете по защите докторских и кандидатских диссертаций (утверждено приказом Минобрнауки России от 9 января 2007 г. № 2, но кто обсуждал проект Положения – тайна). Прочесть его можно по данному адресу (по состоянию на 19.04.2007). В нем не очень уж много нового по сути, но есть новации в области форм и процедур – того, чего научно-педагогические кадры всегда недолюбливали.

На семинаре "Новые нормативные документы и организация работы диссертационных и ученых (научно-технических) советов по аттестации кадров высшей квалификации в современных условиях", проводившемся 29-31 марта в г. Пушкине на базе Учебного центра подготовки руководителей, специалисты Рособрнадзора отвечали на вопросы участников, в основном, связанные с тревогой по поводу скорого закрытия советов или возможности возвращения диссертаций, защищаемых в первом полугодии 2007 года. Головную боль ученых секретарей многих диссертационных советов составляет процедура оформления документов в соответствии с требованиями нового "Положения о совете" (Положение вступило в силу 19.02.2007). На мероприятиях такого уровня, естественно, кулаками не машут, гимны не поют. Просто все принимают к сведению.

Мы же постараемся оценить некоторые преимущества нового документа и обозначить недостатки, выглядывающие как после проведения этого совещания, так и после отмены старого Положения о диссертационном совете, утвержденного приказом Минобразования России 09.04.2002 г. № 1305 .

Если окинуть взглядом текст интересующего нас январского документа ВАК, то обнаружим, что в нем сократилось количество приложений: 15 вместо прошлых 21. И, кажется, что если стало меньше прилагаемых бумажек, то больше стало сути. Но это на первый взгляд.

Что еще бросается в глаза – вполне уместная забота ВАК о том, чтобы специальность, по которой защищается диссертант, соответствовала квалификации большого количества членов совета. Чтобы было больше ответственности, с одной стороны, и строгости – с другой. Это понятно. В сравнении с предыдущими требованиями, необходимое количество специалистов увеличивается на два. В подразделе 2.6 нового Положения сказано: "<...> в составе совета по защите докторских диссертаций должно быть не менее семи докторов наук по каждой отрасли науки каждой специальности совета, в том числе не менее пяти докторов наук (жирный шрифт – автора) по каждой отрасли науки каждой специальности совета, имеющих основным местом работы организацию, при которой создается совет". Таким образом, совет, располагающий пятью штатными докторами по одной специальности, решит задачу выживания – но только по одной специальности. В соответствии с новыми правилами работа должна вестись по нескольким специальностям, а значит, совету небольшого вуза потребуется найти еще, минимум, 5 штатных докторов, иначе придется закрываться.

Третий момент, кстати, проговоренный на пушкинском совещании, – требования к публикациям членов диссертационного совета: "За последние 10 лет – 3 работы (в изданиях ВАК) без учета материалов конференций, методических пособий и учебников, желательно меньше соавторов". Однако сразу возникает вопрос: насколько часто и в какой форме будут проводиться проверки на предмет соответствия членов диссертационных советов этим показателям?

Укрупнение советов как в плане количественном – не менее 17 человек, – так и в плане структурном (повышение требований к квалификации ученых и обязательному наличию групп специалистов) действительно должно пойти на пользу науке. Но это в идеале, а именно: после осознания учеными того, что членом совета быть необычайно престижно и что авторитет их будет расти пропорционально частоте работы "на общественных началах". Ранее совет мог обойтись дюжиной членов. Теперь это невозможно. Более того, хотя бы один член совета по каждой из специальностей должен быть из сторонней организации.

Но как же обеспечить явку такого количества занятых ученых, особенно в случае проведения заседания объединенного совета – с представителями из разных учреждений различных субъектов Федерации? Есть, правда, в Положении оговорка 3.7.1: "При защите докторской диссертации необходимо участие в заседании не менее трех докторов наук по каждой специальности защищаемой диссертации, а при защите кандидатской диссертации – не менее двух докторов наук по каждой специальности защищаемой диссертации". Но она проблему не решает, как этих докторов заманить? ВАК жеманно предупреждает: "1.6. Организация, при которой создается диссертационный совет (запятая пропущена не нами – автор) имеет право: создать условия для работы диссертационного совета, обеспечить организационно – техническую (тире не наше – автор) его работу, включая оформление аттестационных дел соискателей, документации по защите диссертаций; нести расходы, связанные с рассмотрением и защитой диссертаций... Возмещение расходов, связанных с рассмотрением и защитой диссертации, за счет самих соискателей недопустимо". Какой мифический доброжелатель будет производить компенсацию командировочных расходов, оплату труда оппонентов (члены совета работают на общественных началах, им ничего ни от кого не положено), какой спонсор станет финансировать оформление документации? На это ВАК не дает ответа.

Новый нюанс вопрошания. Если номенклатура специальностей научных работников изменится уже с 2008 года (так было сказано на совещании в Пушкине), то, следовательно, понадобится и перерегистрация всех диссертационных советов. Произвести ее оперативно в минимальные сроки будет заинтересованы все советы, но смогут ли им в этом помочь ВАК и Минобрнауки? Стало ясно, что при введении новой номенклатуры специальностей придется переоформлять все документы. В незавидном положении окажутся аспиранты и докторанты, чьи работы будут обсуждены осенью 2007 года и станут в очереди на защиту неизвестно в каком совете. Лучше бы молодым ученым еще один год подумать о своих диссертациях – ничего другого пожелать не остается.

Много копий сломано на поле брани, коим является перечень изданий ВАК. В очередной раз на мартовском совещании чиновники Рособрнадзора заявили, что никакие монографии в академическом издании не заменяют публикации в изданиях, рекомендованных ВАК. Рейтинг подобных издательств учитывать не планируется. Получается, что приоритеты ВАК гораздо выше, чем научные направления и планы академических учреждений, какие бы авторитетные журналы, сборники и монографии они ни выпускали.

Конечно, новые ученые должны помнить о необходимости соответствия мировому уровню, именно поэтому Рособрнадзор справедливо требует при оформлении диссертационных работ, авторефератов и аттестационных дел руководствоваться правилами, которых многие не знают или очень остерегаются: ГОСТ 7.9 – 95 (по автореферату); ГОСТ 7.1 – 2003.

Повышения требований не избежать и лицам, желающим получить звание доцента: "Список научных и учебно-методических работ должен включать не менее 15-20 наименований". Это, на наш взгляд, совершенно обоснованно, потому что сейчас в вузах с таким званием трудится немало молодежи, которая ничем, кроме минимально необходимого стажа работы, похвастаться не может и которая не в состоянии отличить спецсеминар от спецкурса, учебное пособие от методических рекомендаций.

Горестно от осознания того, что новые документы, вызывающие общественный резонанс, готовятся в спешке и что спешка слишком заметна. Как-то неудобно в году, нареченном президентским указом Годом русского языка, обнаруживать ошибки в документах федерального уровня. Но ведь просматривать некоторые тексты ВАК – дело не для слабонервных ученых. Даже прилежный ученик средней школы, обязанный программой знать русский язык, найдет в этих документах странные вещи. Обратим внимание на самые броские, так сказать, издержки официально-делового стиля.

"Положение о совете по защите докторских и кандидатских диссертаций".

Подраздел 1.6 начинается со сложноподчиненного предложения, в котором пропущена запятая. Пункты подраздела 2.6 отделены разными знаками: то точками с запятой, то одними точками. В пунктах 3.6.1, 3.6.6, 3.6.7 предложения содержат лишние запятые. Второй абзац пункта 3.8.3 начинается с предложения, в котором слово напечатано с орфографической ошибкой. Второй абзац пункта 3.8.4 содержит предложение с пунктуационной ошибкой, а третий абзац – уже и с новым орфографическим недоразумением. В пункте 3.9.1 предложению первого абзаца тоже не хватает запятой, и по этой причине смысл всего пассажа предельно затемняется. Второй абзац пункта 3.10.3 содержит предложение с грамматической ошибкой ("...в отсутствие лица.... если он не явился...").

Теперь обратимся к "Приложениям к Положению".

Приложения 1, 5, 8, 14, 15 содержат небрежно оформленный текст (пробелы и отступы произвольных размеров). В приложении 2 – опечатка в формулировке пункта, отсутствует запятая в сложноподчиненном предложении. Приложение 10 – неправильная расстановка запятых в предложении с причастным оборотом. В приложении 11 содержатся две опечатки: в названии документа (!) и в формулировке пункта. "По умолчанию" во всех формах, необходимых для заполнения, не различаются такие пунктуационные знаки русского языка, как тире и дефис.

Таких "перлов" не было в прежнем Положении, что, безусловно, говорит о том, что указанные документы принадлежат разным авторам. Но, прискорбно, что в Положении государственного значения, строго предписывающем соблюдать сроки, формы, процедуры, столько беспардонных ляпов.

Если бы судьба ВАК зависела от грамотности его специалистов, то многолетние недруги Высшей аттестационной уже готовились бы праздновать победу. К сожалению, мы не слышали, чтобы министр А. Фурсенко предоставил уважаемым членам ВАК возможность написать диктант или – самое лучшее – ЕГЭ по русскому языку. Конечно, любой текст не застрахован от неточностей, и поэтому многим они прощаются. Но вряд ли такая организация, как ВАК, будет прощать неточности нервничающим диссертантам. Ученые секретари, как и председатели советов, конечно, грамотные, умные люди и со временем во всем разберутся, даже в темных сторонах нового Положения. Но им как-то неудобно будет за ВАК.

Итак, старания ВАК о повышении качества специалистов высшей квалификации очевидны. Но не скатываются ли они во многих эпизодах к формализации отношений между лицами, желающими добиться ученых степеней и званий, и руководством Минобрнауки?

Мы полагаем, что одним из способов сделать ВАК авторитетной организацией могло бы стать налаживание связей этой структуры с диссертационными советами и конкретными учеными. Осуществить это возможно через систематические интернет-конференции (в которых, кстати, руководитель ВАК, М.М. Кирпичников уже участвовал), через онлайн-интервью с участием руководителей Рособрнадзора (см. опыт В.А. Болотова) и специалистов ВАК, через СМИ. Это возможно также осуществить с помощью публикаций проектов документов и их обсуждения, результаты которого, естественно, при наличии достойных аргументов, будут восприняты всерьез. Скорее всего, все вышеперечисленное обойдется дешевле, чем проведение выездных семинаров-совещаний для руководителей и секретарей советов. ВАК должен стать более открытым, избавив общество от традиции "постановки перед фактом", введя в практику общение с научно-педагогическим миром.

Извините за нахальство, но, к сожалению, после прочтения ВАКовских документов хочется порекомендовать Высшей аттестационной комиссии несколько мер. Во-первых, скорректировать текст Положения о совете по защите докторских и кандидатских диссертаций, для чего привлечь лингвистов (желательно из Института русского языка). Во-вторых, текст Положения утвердить на высшем уровне только после введения новой номенклатуры специальностей научных работников. В-третьих, только после утверждения нового Положения произвести перерегистрацию всех диссертационных советов.
Эти рекомендации кажутся очевидными и даже банальными. Однако уже есть письмо руководителя Рособрнадзора В.А. Болотова "Об организации работы по упорядочению сети советов по защите докторских и кандидатских диссертаций" от 26.03.2007 № 01-146/06-01, направленное руководителям высших учебных заведений и научных организаций, председателям диссертационных советов. Неужели дождемся очередного переполоха?

Недавно в "Российской газете" было опубликовано выступление заместителя председателя ВАК академика Олега Богатикова под обнадеживающим заголовком "В работе ВАК нет ничего второстепенного". Однако в этой публикации речь идет по большей части не о работе ВАК, а об ответственности (точнее – безответственности) авторов диссертаций, их научных руководителей и диссертационных советов, с приведением множества примеров. Что касается ответственности самого ВАК, то на эту тему сказано только "Конечно, вопрос о качестве деятельности <...> советов представляется на сегодняшний день весьма сложным и острым. Надо признать, что Высшая аттестационная комиссия еще недостаточно активно с ними работает, контакт должен быть более тесным".

По-видимому, задача обеспечения тесного контакта с диссертационными советами является настолько сложной, что потребовала создания в ВАК нескольких специальных комиссий: по связям с общественностью, по Перечню изданий и журналов ВАК, по информационному обеспечению (которая призвана в том числе и бороться с плагиатом), и, наконец, по нормативно-правовому обеспечению. Последняя комиссия, как сказано в упомянутой публикации, "участвует в подготовке проектов различных нормативных документов". Будем надеяться, что многочисленные огрехи в нормативных документах обязаны своим существованием не этой комиссии, и более того, комиссия сделает все возможное, чтобы в максимально короткий срок ликвидировать эти огрехи. Несмотря на народный афоризм о пользе комиссий, нельзя не проникнуться сознанием их высокой важности после чтения фразы "...индивидуальной публичной ответственности недостаточно для достижения высокого качества экспертизы".

Вот только появляется вопрос – останется ли вообще какая-либо индивидуальная публичная ответственность? Кто персонально ответит за формулировки, допускающие неоднозначное толкование? На ком лежит вина в несогласованности реформирования диссертационных советов и номенклатуры научных специальностей? С кого спросить за затянувшуюся и грозящую стать бесконечной нервотрепку диссертантов? А спросить необходимо, поскольку эти диссертанты как раз и являются теми самыми молодыми учеными, необходимость заботы о которых уже не раз декларирована на самом высоком уровне.

Российский союз молодых ученых приглашает принять участие в опросе, связанном с реформированием системы присуждения и утверждения ученых степеней.

Темы: Высшая аттестационная комиссия (ВАК) точка зрения

« к началу страницы