Российский союз молодых ученых
Главная
О союзе
Деятельность
Информация
Регионы
Контакты

Рассылка

Для подписки на рассылку обновлений сайта введите e-mail и нажмите Ok, для отписки – Отмена.

E-mail:

Партнеры

Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Общественная палата Российской Федерации

Copyright

Все права защищены и охраняются законом.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на rosmu.ru обязательна!

© Российский союз молодых ученых, 2005-2024.

Rambler's Top100


08:33
26
мая
Координационный совет по делам молодёжи в научной и образовательной сферах
Поиск:

Сделать стартовой | Добавить в избранное

Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации
Концепция технологического развития Российской Федерации до 2030 года

Главная
Версия для печати

Другие материалы

15.03.2011
Молодежная политика в сфере науки

07.11.2010
"Интерес к науке на данном этапе моей профессиональной и учебной деятельности только усиливается, постоянно открываются новые возможности и стороны науки. Все это привлекает еще больше"

03.11.2010
Российские государственные вузы: индексы качества приема – 2010

01.11.2010
"Организуя международные научно-образовательные стажировки, посещая различные профильные конференции, по долгу службы изучая опыт управленческой составляющей научных исследований, было невозможно оказаться в стороне от прикладной научной деятельности"

27.10.2010
"У меня всегда была тяга к общественным наукам, поэтому по окончанию университета поступил в аспирантуру по социологической специализации"


01.06.2007

ВАК: о насущем и грядущем

Авторы: Азбель Александр Юльевич, к.ф.-м.н., член Российского союза молодых ученых, Заместитель директора по научной работе "Конкурсного центра фундаментального естествознания" (Санкт-Петербург); Шадурский Владимир Вячеславович, к.филол.н., доцент Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого.

"Ученым можешь ты не быть, а кандидатом быть обязан". Действительно, в нашем государстве профессиональное занятие наукой подразумевает обязательное наличие ученой степени. Даже великий ученый Яков Борисович Зельдович, официально не имевший высшего образования, прошел процедуру защиты кандидатской, а затем и докторской диссертации. Более того, наличие ученой степени входит в квалификационные требования на занятие ряда научно-педагогических и административных должностей. Бывает так, что по закону должность может занимать и "неостепененный" человек, однако это считается неприличным. В общем, ВАК, то есть Высшая аттестационная комиссия (до 1999 года – Высший аттестационный комитет) – это та инстанция, общения с которой не миновать ни одному российскому ученому или человеку, желающему таковым называться, и именно это отличает ВАК от всех других ведомств, управляющих наукой. Наверное, не случайно ВАК практически в неизменном виде (если не считать формальных смен ведомственной принадлежности) пережила все административные реформы. Председатель ВАК всегда считался одной из ключевых фигур в высшем научном истеблишменте, как и все люди, управляющие государственным распределением каких-либо благ. Хотя в последнее время поток благ, отпускаемый государством на науку, поиссяк, но недавно государство реанимировало влияние ВАК, установив вполне осязаемые доплаты за ученые степени. Значительным благом для молодых ученых является также более мягкое отношение к ним военкоматов.

Периодически среди ученых и людей, считающих себя причастными к науке, раздаются голоса об анахронизме системы ученых степеней вообще и ВАК в частности, но реально в обсуждении этого вопроса даже меньше толку, чем, скажем, в выяснении того, нужна ли вообще России наука. ВАК является элементом государственной системы контроля квалификации ученых и тем самым – частью "вертикали власти" в науке. А обсуждать необходимость существования этой вертикали бессмысленно, ибо любому россиянину очевидно, что вертикаль вполне может обойтись вообще без науки, а вот наука без вертикали – очень маловероятно. Таковы наши исторические традиции, и с ними приходится считаться, независимо от их положительной или отрицательной оценки.

Тем не менее, вполне имеет смысл ставить вопрос об эффективности механизмов аттестации научных кадров в современных условиях. Механизмы эти остались абсолютно неизменными еще с тех времен, когда государство управляло персонально не только судьбой каждого ученого, но и производством каждого винтика на каждом заводе. Как известно из истории, стремление непосредственно управлять народным хозяйством вплоть до самых мелочей кончилось для государства плачевно. Государство не смогло справиться как с неуклонным ростом технической сложности решаемых управленческих задач, так и с конфликтами интересов и лоббированием различных группировок. Ту же самую ситуацию можно наблюдать и в работе ВАК. Хотя п. 37 Положения о порядке присуждения ученых степеней гласит "Срок рассмотрения в Высшей аттестационной комиссии диссертаций и аттестационных дел по присуждению ученой степени доктора наук не должен превышать восьми месяцев, а диссертаций и аттестационных дел по присуждению ученой степени кандидата наук – четырех месяцев", но срок оформления дипломов нигде не регламентирован, и от момента защиты кандидатской диссертации до получения вожделенного диплома сейчас может пройти год или даже больше, не говоря уже о хлопотах, предшествующих самой защите. Бессмысленность этих хлопот может сравниться лишь с их многочисленностью – от сдачи экзамена по философии (который, кстати говоря, также является ничем иным, как наследством эпохи борьбы за "политическую грамотность", и никого не обманет формальное переименование в "историю и философию науки") до печатания карточек на плотной бумаге, что выглядит, мягко говоря, довольно странно во времена всеобщей компьютеризации даже сельских школ. Все это не прибавляет энтузиазма свежеиспеченному молодому ученому, который мог бы использовать эти год-полтора с гораздо большей пользой для себя и для науки.

Можно ли объяснить такую несуетливость в работе ВАК тщательностью контроля за реальным научным уровнем представляемых к защите работ? Если взять, например, такую научную отрасль как экономику, то по количеству защищенных там кандидатских и докторских диссертаций Россия, наверное, уже давно обогнала весь остальной цивилизованный мир; это должно было привести к такому подъему экономической мысли и практики в нашем государстве, который сопровождался бы баснословным развитием технологий, расцветом промышленности и ростом уровня жизни всего населения. Наблюдается ли такое на самом деле? Вопрос риторический. Научный уровень большинства диссертаций по педагогике уже давно также стал предметом насмешек. Да и в других областях науки практически каждый ученый слышал про использование "околодиссертационных" дел для продвижения нужного человека или, напротив, сведения счетов.

Виноват ли в этом собственно ВАК? Очень возможно, что нет; во всяком случае, у авторов данной статьи нет ни малейших сомнений в том, что в ВАК работают исключительно порядочные и квалифицированные люди. Основная деятельность по защите диссертаций происходит в диссертационных советах. Беда в том, что с некоторых пор государство (то есть на самом деле тот же ВАК) перестало жестко контролировать процесс создания новых советов и обновления старых, и не иметь нескольких "своих" советов для вуза стало столь же непристойным, как не обладать приличной по размеру аспирантурой или не называться "университетом". Весьма интересно, что далеко не все вузы, с боями "пробившие" себе диссертационных советы, реально обеспечивают их работу всем необходимым, как требует Положение о совете – "Возмещение расходов, связанных с рассмотрением и защитой диссертации, за счет самих соискателей недопустимо". Речь не идет о банкете, оплата которого во все времена была почетной обязанностью диссертанта. И в тиражировании рефератов за его же счет также нет особого криминала – ну, хочет человек напечатать свой труд четким шрифтом на хорошей бумаге и с красивой обложкой. Но оплата стенографистки за счет диссертанта автоматически означает возможность правки стенограммы заказчиком, а это уже серьезнее. Боясь шокировать читателей, все же скажем, что председатели некоторых советов требуют приличную сумму денег "на покупку бумаги" или открытым текстом на зарплату членам совета. Впрочем, дешевле и эффективнее может быть обращение к услугам профессионалов, которые с гарантией обеспечат абсолютно настоящие корочки за твердую таксу и без лишних хлопот. Наверняка многие видели подобные предложения, а некоторые даже подрабатывали в этом высокоинтеллектуальном бизнесе.

Естественно, стремительно растущая девальвация ученых степеней не могла пройти мимо внимания ВАК. В полном соответствии со стандартной чиновничьей логикой последовала реакция "ужесточить требования", и появился "Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, выпускаемых в Российской Федерации, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора наук" (2001-2005). De-facto этим перечнем кое-где стали руководствоваться и при защите кандидатских диссертаций. Казалось бы, это движение в правильную сторону, ибо именно публикация является одним из главных итогов научной деятельности. Однако перечень формировался по такому же принципу, что и диссертационные советы – достаточно было выполнения некоторых формальных требований, желания попасть в список и наличие доброжелателей, способных замолвить словечко. Мы не будем приводить особенно забавные названия журналов, чтобы не обидеть никого персонально, но при внимательном чтении перечня невозможно удержаться от улыбки. Другим следствием такого подхода стало полное отсутствие иностранных журналов. Действительно, сложно представить себе письмо в ВАК от, например, Physical Review с нижайшей просьбой включить это издание в Перечень. По этому поводу было много претензий от прогрессивной научной общественности, были и ответы в стиле "Мы должны поддерживать отечественного издателя", за которыми со всей очевидностью скрывалось элементарное нежелание возиться со сложным вопросом; не говоря уж о том, что "отечественный издатель" заслуживает вообще отдельного разговора.

Время шло, прогрессивная научная общественность крепчала, и в 2006 году ее борьба увенчалась успехом: ВАК официально признал наличие научных изданий и за пределами России. Если не обращать внимания на небольшую разницу между словами "должны быть опубликованы" в перечне российских журналов и "могут быть опубликованы" в перечне зарубежных журналов, то это действительно шаг вперед. Но при внимательном чтении "зарубежного списка" специалисты сразу начали замечать отсутствие ведущих в своей области журналов, удивляться и даже возмущаться – и совершенно напрасно, ведь нельзя же серьезно полагать, что ВАК в состоянии отследить абсолютно всю мировую научную периодику. Даже знаменитый ISI не охватывает всех областей научного знания. Ну, Бог с ними, с супостатами, "могут быть опубликованы" там, а могут и не быть, никто за это не спросит. Более серьезному усовершенствованию подвергся список отечественных изданий. Этот список несколько ужался – вместо 1106 журналов для докторов наук (хотя говорят о сокращенной версии старого списка, насчитывающей всего 848 изданий, но проверить это сейчас уже сложно) стало 909 журналов для кандидатов, из которых около 800 отмеченных звездочками годятся для докторов целиком или только по отдельным специальностям (по-видимому, имеются в виду упомянутые в п.11 Положения о порядке присуждения ученых степеней "ведущие рецензируемые научные журналы и издания"). Впрочем, сокращение это никому из диссертантов не должно принести вреда, поскольку "работы соискателей, опубликованные или принятые к печати до 31 декабря 2006 года изданиями, входившими в предыдущий Перечень, но не вошедшими в новый Перечень, после выхода публикаций в свет учитываются при приёме и защите диссертаций" (кстати, для снятия многих вопросов рекомендуем обращаться на официальный сайт ВАК). Гораздо неприятнее для соискателей степени кандидата наук то, что Перечень стал официально обязателен и для них, и если они раньше не публиковались в изданиях, входивших хотя бы в старый Перечень, то им предстоит большая работа. По-видимому, в целях облегчить эту работу в конце нового Перечня появилась душещипательная фраза "Высшая аттестационная комиссия Министерства образования и науки Российской Федерации обращает внимание редакционных советов и лично редакторов отечественных журналов и изданий, включённых в Перечень на необходимость оказания оперативной и бескорыстной поддержки аспирантам и соискателям в опубликовании научных материалов". Однако если учесть, что многие журналы, например, "МАИК-Наука", уже приватизированы, то у ВАК нет никаких формальных способов воздействовать на эти издания, кроме как "обратить внимание". Интересен для будущих кандидатов и еще один эффект – если организация, издающая журнал, выиграла крупный проект, подразумевающий отчетность публикациями, то авторам со стороны зачастую остается искать другой журнал или отдыхать, ибо самим сотрудникам организации может не хватить места в "своем" журнале. Наконец, стоит ли говорить о том, что в "новый" список российских журналов не попал ряд действительно авторитетных изданий? Можно негодовать по поводу каждого отдельно взятого журнала, можно требовать объяснения прошлых ошибок и гарантий их отсутствия в будущем, но из вышесказанного можно сделать вывод, что ситуацию в целом это не изменит. Налицо системный кризис.

В подобных случаях у нас принято обращаться к зарубежному опыту. Степень PhD там присуждается не государством, а университетами, и обычно работодателя очень интересует, какой именно это университет. Тут можно усмотреть полную аналогию с реакцией уважающих себя отечественных организаций на дипломы о высшем образовании, ибо даже в нашей полностью сертифицированной и аккредитованной высшей школе дипломы экономического факультета Тьмутараканского государственного университета картофелеводства и Высшей школы экономики котируются, мягко говоря, по-разному. То же касается, естественно, и диссертаций – любому ясна разница между кандидатами физико-математических наук, защитившимися в Институте теоретической физики им. Л.Д.Ландау или на факультете естественных наук вышеупомянутого Университета. И от этого никуда не деться. Никто и никогда не сможет обеспечить высочайший уровень требовательности абсолютно всех диссертационных советов, и в то же время понятно, что ИТФ в одиночку или даже вместе с заведениями примерно такого же уровня не справится с диссертациями по физическим наукам со всей России. С другой стороны, разрешение любому колледжу выдавать дипломы доктора наук в нашем государстве также может породить непредсказуемые последствия, хотя бы из-за доплат за ученые степени, а намек на отмену этих доплат породит такую волну научного гнева, которая может сравниться разве что с реакцией РАН на сомнения в целесообразности академических стипендий. В общем, неадекватность существующего механизма присуждения ученых степеней все более очевидна, а полная ликвидация этого механизма невозможна. По-видимому, назрела необходимость поиска компромиссного решения.

Нам представляется, что ключевой идеей такого компромисса может стать практически полное делегирование полномочий ВАКа, вплоть до выписки дипломов, диссертационным советам. Это вполне соответствует современной парадигме решения управленческих проблем методом делегирования ответственности. Естественно, при этом должны быть очень существенно ужесточены требования к диссертационным советам, и движение в эту сторону уже идет, см. письмо Рособрнадзора от 20.11.2006 N 01-819/06-01, выложенное на сайте ВАК. А главный акцент в работе ВАК при этом должен сместиться от работы непосредственно с соискателями к работе с диссертационными советами: контролю научного уровня их членов, выборочной проверке уровня защищаемых диссертаций, разбору спорных случаев. Не исключено, что целесообразно рассмотреть вопрос о централизованной оплате работы советов за счет бюджета, поскольку в нынешних условиях законно организовать эту оплату из бюджетных средств самой организации довольно сложно – дамоклов меч "нецелевого использования средств" висит над каждым руководителем.

Что произойдет при этом с пресловутым "списком ВАК"? Надобность в его нынешнем существовании отпадет вообще, поскольку каждый диссертационный совет будет решать по своему усмотрению, дают ли публикации соискателя право на присуждение степени, а также оценивать дипломы на открытия, авторские свидетельства и патенты, свидетельства на полезную модель, программы, базы данных, топологии интегральных микросхем, депонированные рукописи, материалы конференций и симпозиумов, информационные карты на новые материалы, публикации в электронных изданиях – то есть все то, что признается в "Положении о порядке присуждения ученых степеней" наряду с публикациями в научных изданиях. Впрочем, если представить себе, что "список ВАК" будет ужат до нескольких сотен действительно авторитетных российских и зарубежных изданий, то публикации в таких изданиях можно было бы рассматривать, во-первых, как показатель (вкупе с индексом цитируемости) пригодности того или иного кандидата на должность члена диссертационного совета, а во-вторых, как основание для прохождения защиты в упрощенном порядке. Однако это пока мечты...

К мечтам, увы, можно отнести и наведение порядка в сфере отечественных научных журналов. Сфера эта настолько запущена, что даже среди вполне здравомыслящих ученых популярно мнение о полной ненужности отечественных журналов – дескать, все равно их никто в мире не читает, и уважающий себя ученый публиковаться там не будет. При этом приводят в пример Индию и Китай, вполне пока обходящихся без собственной серьезной научной периодики, забывая при этом, что нынешние высокие темпы развития этих стран не повод для сравнения их научного уровня с российским. Никакая уважающая себя научная держава не может обойтись без собственных научных журналов, являющихся предметом национальной гордости, как, например, Phys.Rev. в Штатах или ЖЭТФ в России. На содержание этих журналов надо выделять приличные по мировым меркам суммы, привлекать к рецензированию и работе в редколлегиях ведущих мировых ученых, для чего необходим параллельный издательский цикл на английском языке и полная компьютеризация производственного цикла. Соответствующий пункт предусмотрен в Федеральной целевой программе "Научные и научно-педагогические кадры инновационной России", но его значение выходит за рамки данной ФЦП. Государство должно иметь возможность управлять политикой ведущих научных журналов, по крайней мере тех, которые были когда-то государственными. В частности, в таких журналах должны быть преференции для молодых ученых, которые государство имело бы возможность контролировать гораздо более действенно, чем просто "обратить внимание". И в контроле за соблюдением этих преференций, а также других аспектов деятельности отечественной научной периодики ВАК вполне может эффективно использовать свой потенциал. Разумеется, нельзя отгораживаться железным занавесом от мировой науки, но не стоит и полностью отдавать государственную научную политику на откуп тем редколлегиям, политику которых мы себе полностью не представляем и влиять на которые не можем. По-видимому, вопрос о признании публикаций в зарубежных изданиях тесно связан с вопросом о взаимном признании дипломов, и тут также видится большое поле деятельности для ВАК.

Наконец, можно помечтать и о резком уменьшении количества никому не нужных бумажек, собираемых диссертантом, и даже об отмене экзамена по дисциплине "История и философия науки". Конечно, жалко многочисленную армию несчастных преподавателей марксистко-ленинских дисциплин, не сумевших вовремя влиться в ряды строителей "Новой России", но несколько непонятна усиленная забота государства именно об этих жертвах перестройки, в отличие, например, от шахтеров, не говоря уж о физиках. Впрочем, это уже не имеет непосредственного отношения к теме данной статьи.

Российский союз молодых ученых приглашает принять участие в опросе, связанном с реформированием системы присуждения и утверждения ученых степеней.

Темы: Высшая аттестационная комиссия (ВАК) точка зрения

« к началу страницы